July 28th, 2012

Alexei Kouprianov

Взгляд постороннего на российское следствие и правосудие

Жизнь в деревне приводит к тому, что новости права начинают выглядеть абсурднее, чем в городской текучке.

От близкого знакомого, человека, которого я учил когда-то энтомологии, и с которым уже долгие годы поддерживаю дружеские отношения, узнал недавно, что он -- ЧСИР. Его дядя, профессор Военмеха, осужден как изменник родины за то, что читал китайским студентам лекции, материал которых был задним числом признан секретным вообще непонятно на каких основаниях.

В Москве судят преподавателя математики со зрением минус девять за то, что он якобы напал ночью на женщину и избил ее. У меня был знакомый с таким зрением -- когда ему случайно разбили очки, домой его пришлось вести под руку, потому что он почти ничего не видел даже днем.

Я не говорю про абсурдный процесс по делу Pussy Riot (о нем говорят все) или историю бизнесмена, нашедшего айфон, сдавшего его в полицию и севшего.

Какие выводы должны сделать все здравомыслящие люди? (1) Если Вы -- образованный человек, ни в каких формах не участвуйте в укреплении обороноспособности этого треклятого государства, пусть все эти юристы сами что-нибудь изобретают, разрабатывают, покупают бронемашины в Испании (или где там?), танки -- в Германии, а ракеты -- где пожелают. (2) Установите камеры видеонаблюдения напротив дверей и окон своей квартиры, чтобы они обеспечивали Вам алиби на случай избиений неизвестными женщин, бродящих по ночам в окрестностях Вашего дома. (3) Не обращайтесь к богу с просьбой прогнать Путина. Его все равно нет и он Вам не поможет, а озлобленные идиоты в рясах и без не будут иметь повода к Вам придраться. (4) Нашли в горах айфон -- растопчите и сбросьте в пропасть.

На самом деле, все это полумеры. Надо что-то менять хотя бы в судах. Однако где взять нормальную систему правосудия в этой насквозь коррумпированной державе?

Вот, к слову о юристах, например, нынешний глава следственного комитета, пугающий временами журналистов, сообщает нам между делом, что в бытность свою еще простым профессором Северо-Западного филиала Российской правовой академии смог в 1998-2000 гг. заплатить в рассрочку 67 тыс. долларов за квартиру в Праге. Как, разрази меня гром, профессор российского вуза мог заработать в 1998 г. такие деньги? Потом подарил ее первой жене, а та ее, вроде, продала (или не продала?) от имени сотрудницы фиктивной фирмы, зарегистрированной в той же Чехии, чтобы можно было купить квартиру в Праге. Какие-то инопланетные новости...

Может быть, действительно встать в очередь на легальный пистолет? А то я уже не понимаю, кто нас убережет и рассудит.

Alexei Kouprianov

Сексуальности ученых не место в научных биографиях?

Поучаствовал в дискуссии на тему: «следует ли включать в биографии П. С. Александрова и А. Н. Колмогорова упоминания об их гомосексуальности, если это соответствует действительности». Позиция участвовавших математиков состояла в том, что в биографии ученого не место тому, что не имеет отношения к его научной карьере. Как ни странно, тут они попали в ловушку, поскольку проблема конкретно с П. С. Александровым и А. Н. Колмогоровым состоит в том, что во вполне академической книге L. Graham и J. M. Kantor «Naming infinity» утверждается, что НКВД / КГБ было осведомлено об их гомосексуальности, и эта информация использовалось для давления на них в «деле Лузина» и еще в двух эпизодах уже после войны (в т. ч., имеется в виду письмо против А. И. Солженицына в «Правде»). Если письмо против Солженицына не имеет отношения к научной карьере, то участие в деле Лузина -- имеет и самое непосредственное.

Участие в этой дискуссии подтолкнуло меня однако к более общезначимому выводу. Политика замалчивания этого аспекта жизни П. С. Александрова и А. Н. Колмогорова (если только речь идет о достаточно твердо установленном факте, а в этом отношении я пока полагаюсь на добросовестность Грема и Кантора) фактически означает солидаризацию с НКВД / КГБ в давлении на этих математиков. До тех пор, пока мы молчаливо подразумеваем, что информация о гомо- или гиперсексуальности какого-нибудь ученого есть нечто постыдное и тайное, что следует скрывать и замалчивать, мы тем самым поддерживаем статус этой информации как легитимного основания для преследования и политического давления.

P. S. Кому интересно, «Страницы воспоминаний» П. С. Александрова (внимание на даты публикации: 1979-80 гг.! гомосексуальность в СССР не была ни депатологизирована, ни декриминализована) [1], [2].